«Arbeit macht frei» — гласит статус в «аське» одного молодого человека. «Труд освобождает» — для тех, кто не знает немецкого языка и истории Второй мировой войны. Именно эта фраза до сих пор красуется над шлагбаумом в ставшем в наши дни памятником бывшем концлагере Освенцим (он же Аушвиц-Биркенау).

Когда увидела, первым желанием было брезгливо «заигнорить» этого человека. Вторым — наорать на идиота.  Успокоившись, отправила «Зачем?». Мой собеседник сразу понял: «Ты о статусе?». И начал пояснять, что если отбросить нацистскую составляющую, то пословица как раз «в тему»// работа у него сейчас как в концлагере// он так людей на адекватность проверяет // «и вообще я ж тупой скинхэд!». В общем, выпендрежник, который таким способом решил проявить свою оригинальность. Хорошо хоть нацисткую форму примерить не решился.

А ведь есть те, кто решается. Уже несколько лет по особо знаменательным военным датам (в последний раз — в день освобождения Ростова) в нашей области происходят показательные реконструкции тех событий. Участники делятся на «наших» и «фрицев» и пытаются воспроизвести знаменитые сражения. Антураж подбирается соответствующий, чем точнее, тем лучше. Советскую форму, даже полувековой давности, найти не так трудно. А вот их противников куда сложнее. Готовясь к «сражениям», некоторые даже выкупают через Интернет у «черных археологов» реальные пуговицы, фляжки, застежки. Неужели нравится натягивать нацистскую символику?

— Не будь ты девочкой, нос сломал бы за такую постановку вопроса, — обиженно пробасил «группенфюрер» Сергей. — Мы ж историки, пусть и любители. Ну были бы все «нашими», как сражение проводить? Если честно, то… не очень, конечно. Но мы относимся к этому не как к «идолопоклонничеству», а именно как к исторической реалии. Изучаем технику, тактику, особенно интересны для изучения основы немецкой дисциплины — есть чему научиться. Никакой идеологии, разумеется.

А есть поклонники идеологии? Есть. «Майн кампф» в России признан экстремисткой литературой, однако ознакомиться с этим «произведением» достаточно просто — через Интернет.

— Если заменить слово «Германия» на «Россия», то получается актуально и на сегодняшний день, — убеждают поклонники. Такие «политологи» (обычно лет 18-22, не старше) искренне верят в правильность идей мюнхенского художника. Но — исключительно в теории. На вопрос «А на практике такое реализовывать собираетесь?» тоже нос свернуть обещают. Вот вам и «нацики» — такие же «реконструкторы», только идей.

… «Кто на линию наступит, тот и Гитлера погубит» — такая вот считалочка была у нас в детстве, ее приговаривали, когда прыгали по растрескавшемуся асфальту. Как-то один «молодой человек» десяти лет от роду, будучи уже тогда пижоном, изрек: «А я не буду на линии наступать. Мы бы сейчас в ГДР жили, там знаете, сколько шоколадок и жвачки! Мне дядя рассказывал…». О прелестях «гэдээровской» жизни больше ничего он рассказать не смог, ибо был жестоко бит, и с прозвищем «фашист» вскоре сменил школу.

Наверно, тогда мы были слишком нетолерантны. Потому как сейчас шутки типа «Давайте объявим США войну и сдадимся» — считаются реально смешными. И… немного желанными особенно для молодняка, которым хочется «пожить, наконец, в цивилизованном обществе». «Шутят» так вовсе не чудики с бутафорскими повязками со свастикой на «игровом костюме» или слишком заигравшиеся в политические игры молодые люди. Напротив — «цивильные», целеустремленные, практичные и амбициозные, поэтому желающие большего, чем может им предложить «эта страна». Такие «шутки» выливаются в пространные размышления на тему «менталитет у нашего народа прескверный», а после и в псевдогенетические изыскания по поводу природной лени и бестолковости русских, «безвольных и умеющих только подчиняться сильной руке».

… Не кажется ли вам знакомым этот рефрен?

Светлана Иванова