В конце мая в Москве прошла очередная попытка гомосексуалистов провести гей-парад. Окончилась она, как и все предыдущие, ничем: никто никому ничего доказать не смог — вопрос о «статусе» гомосексуализма в России остался открытым. В Ростовской области в силу многих культурных и национальных причин эта тема — особенно острая.

А после того, как донскую землю пару недель назад «ославили» на полмира как гомофобскую из-за того, что местные жители не допустили выступления украинской гей-группы «Каzaki», ситуация накалилась еще сильнее.

Но вот вопрос: при всей «открытости темы» многие ли из вас знают, что вообще такое гомосексуализм и почему возникает? Об этом беседуем с заведующим отделением Ростовского городского психоневрологического диспансера, а также преподавателем кафедры психиатрии РостГМУ Алексеем Андреевым. 

— Алексей Сергеевич, что такое гомосексуализм — это болезнь, отклонение от нормы, «типаж» человека?

— Гомосексуализм — это не просто сексуальное влечение к лицам своего пола. Это и соответствующее мировоззрение, социальные связи и даже особая структура мозга. Гомосексуализм — не болезнь, это состояние. С ним человек родился, с ним и в другой мир отойдет. Если точнее, это состояние мозга, а потом и состояние личности, которое возникает вследствие различных (чаще всего гормональных) нарушений еще в чреве матери. Половая дифференцировка мозга происходит до рождения человека. Если определенный участок мозга, отвечающий за формирование сексуального поведения, такого рода дифференцировке не подвергнется, то мозг, например, мужчины может приобрести некоторые черты и свойства, более характерные для женского мозга. И наоборот.

При максимально выраженном нарушении этого процесса возникает такое тяжелое расстройство, как транссексуализм — образно говоря, мужчина получает женский мозг, а женщина — мужской. Если процесс дифференцировки мозга нарушен лишь отчасти, то меняется не полностью половое самоопределение, а лишь сексуальная ориентация. Даже незначительное нарушение дифференцировки некоторых отделов мозга может стать причиной бисексуальности человека — он может иметь два объекта для вожделения.

— То есть миф о «совращении» не имеет под собой ничего общего?

— «Совратить» можно  человека, имеющего к этому предрасположенность. В большинстве случаев с частичными нарушениями половой дифференцировки человек может всю жизнь считать себя гетеросексуалом, хотя у него будет своеобразное поведение, необычные для традиционной сексуальности фантазии, снижение или даже отсутствие интереса к противоположному полу. Но не более того. Однако если в определенный период он попадет под влияние гомосексуально ориентированного человека и первый сексуальный контакт (необязательно завершенный) будет сопровождаться сильными положительными эмоциями (так называемый «импринтинг»), это может послужить толчком к проявлению скрытой доселе гомосексуальности.

С другой стороны, если такой предрасположенности нет, результат попытки «инициации» будет печален для совратителя.

— А как насчет мнения, что именно развращенное общество является причиной увеличения количества гомосексуалистов?

— Опять же, в вопросе «быть или не быть» влияние культуры и социума — это тонкий тюнинг человека после рождения. Тут проблема несколько в ином. Гомосексуализм был всегда — это примерно 1% от общества, этот процент практически неизменен в разных странах и культурах (уж не знаю, как гей-активисты насчитывают 15-20%). Но в патриархальном обществе они живут по патриархальным принципам, то есть соблюдают установленные рамки. Если же общество допускает возможность существования гомо-субкультуры, то этот один процент имеет куда большую возможность для «инициации» людей с неявными нарушениями половой дифференцировки. Толерантное общество позволяет гомо-субкультуре расцвести, а «альтернативно ориентированные» становятся более агрессивными.

— А откуда весь этот эпатаж, агрессия?

Во-первых, не забывайте, что, допустим, мозг гомо-мужчины формируется по женскому типу. Поэтому тот  более склонен к бурному проявлению эмоций. Кстати, именно это позволяет ему быть более успешным в искусстве. Во-вторых, вызывая своим эпатажным поведением конфликт, можно легко представить себя угнетаемым. А значит, и призвать к большей терпимости к себе подобным, снизить уровень осуждения в обществе. Как уже говорилось, чем выше толерантность, тем проще провести «инициацию» людей, имеющих к гомосексуализму предрасположенность.

 Но вовсе не обязательно, чтобы гомо был бы эпатажным. Есть пласт людей, которые ничем и никак не проявляют свою ориентацию. Причем 99% их окружения и не догадываются об этом.

— Допустим, есть мальчик 15 лет, который осознал, что ему нравятся не девочки… Что ему теперь?

— Если у него возникает такое «осознание» на стадии сомнений, размышлений, фобий, он может обратиться за помощью к специалисту. Но, повторюсь, если его переживания ему же и мешают. Надо сказать, что возникновение таких сомнений, тревог и опасений может свидетельствовать о том, что дело скорее всего не в измененной сексуальной ориентации. Подростки из-за излишней мнительности  могут, например, решить, что слишком сильная эмоциональная привязанность к однополому другу может стать признаком латентного гомосексуализма. Излишнюю мнительность может излечить психотерапевт.

— Итак, приходит подросток…

— Сначала мы беседуем несколько часов, потом собираем семейный анамнез. Далее — делаем специфические анализы, которые позволяют выявить, нарушена ли половая дифференциация мозга, есть ли биологическая предрасположенность или нет. В зависимости от этого дальнейшую тактику определит врач.

— Но ведь  вы сами сказали, что гомосексуализм — это не болезнь…?!

— А никто и не говорит о лечении. Если человек испытывает дискомфорт, ему нужно помочь. Восстановить нормальную ритмику гормонов, биологическую составляющую. У нас есть некоторые участки мозга, которые отвечают за сексуальное поведение — их можно активизировать, то есть не лечить, а корректировать. Давать костыль. И уже с этим костылем можно строить психологическую надстройку, систему ценностей… В принципе, есть медицинские методики, которые позволяют лекарствами и психотерапией существенно помочь подростку, но о прогнозе лучше поговорить с лечащим врачом.

— Существует такое мнение, что в период полового созревания подростки могут …ну скажем так, быть немного гомосексульными. А как вырастет — пройдет.

— У подростков все не так уж и просто. Они же в этом возрасте не совсем вписываются во «взрослое» понимание нормы! У многих из них могут возникать и определенные эротические фантазии, это называется «расширенное подростковое экспериментирование». Гомосексуалистом это подростка  не сделает. Но одно дело, если развлекаться в подобной тусовке и строить из себя человека, для которого нет ограничений и комплексов. Другое дело – идти на контакт. Тут уже вступает такое явление, как биологическое отвержение. Человек с завершившейся половой дифференцировкой, который живет в обществе с патриархальными гетеросексуальными традициями, на бессознательном уровне будет отвергать гомо-контакт — это биологический инстинкт. 

— То есть гомофобия оправдана биологически?

— Не путайте просто сосуществование рядом и прямое домогательство. Даже у очень толерантного гетеросексуального человека все равно сработает биологическое отторжение, если его начнут лапать или активно пытаться «инициировать». Это будет реакция на сексуальное домогательство, просто более сильная, чем если бы насильником был человек другого пола.

Если же гомосексуалист  достаточно разумен и свои эмоции умеет контролировать, то конфликта в общении с гетеросексуалами и не возникнет, его поведение никак не будет отличаться от поведения гетеросексуальных людей. Но если в незнакомой компании он  начнет активно пропагандировать свою ориентацию и обижаться на невнимание, называть это дискриминацией — это другое. С другой стороны, у адекватного гетеросексуала тоже нет никаких причин отторгать гомо без какой-либо провокации с его стороны. По моим наблюдениям, нормальное сосуществование гомо- и гетеросообществ обеспечивается не постоянными гей-парадами, а, напротив, отсутствием агрессивных действий с обеих сторон.