Альтернативой такому лечению позиционируют себя общественные центры помощи наркоманам. Какими методами там справляются с этой бедой? Чтобы ответить на подобные вопросы, мы решили обзвонить несколько таких организаций, действующих в области, от имени девушки, решительно желающей вылечить своего молодого человека.

Совместно с психиатром-наркологом Викторией Карташовой была разработана легенда, и вот я уже звоню по первому объявлению:

— Здравствуйте… Вы от наркомании лечите? Нет-нет, не я. Мой парень… Мы вместе уже два года. Последнее время он какой-то не такой. Стал замкнутым, взрывается по мелочам.  Ещё у него друзья какие-то непонятные «левые» появились — знакомить не желает. «Конвалюты»  (упаковки таблеток. Н.А.)? Да, находила. Но не думала, что это что-то серьёзное… Позавчера у нас вновь случился большой скандал, а потом он признался, что всё-таки «наркоманит». Говорит — месяца два, но я думаю, что полгода. Сессию он завалил, работу бросил. Я не знаю, как ему помочь.

— Пока сам не захочет, не поймёт, что ему нужно от этого избавляться, не скажет «помогите» — ничего сделать нельзя, — ответили по телефону, найденному на портале doveriefond.ru. — Опыт показывает, что нежелающих вылечить невозможно. Да, может начать воровать. Да, он глубже подсядет. Но пока человек не дойдёт до дна (а у каждого оно свое), ничего сделать не получится. Дойдёт —  звоните.

Примерно то же самое нам ответили и в центре «Преображение»: он должен сам прийти  с волевым решением «бросить!». А они окажут психологическую поддержку.

— Это – совершенно верная политика, — прокомментировала наш нарколог Виктория Карташова. —  По закону нельзя наркомана удерживать, лечить против его воли. Он может подписать соглашение на лечение, но может сам же его и расторгнуть. И в любой момент — вне зависимости от стадии лечения. Многие говорят: «Я могу сам, мне это не надо». Очень часто больные не желают признавать, что действительно зависимы. И убедить такого нельзя.

… Звоним в ростовскую «Церковь Возрождения», но немного изменяем легенду — наш наркоман хочет лечиться, готов к борьбе с зависимостью.

— Приходите к нам, с ним поговорят. Лечение безмедикаментозное. Ему надо в первую очередь сменить обстановку. Чтобы не виделся со своими «друзьями», лучше увезти в другой город. У нас есть центры адаптации. Лечение может продолжаться от трёх месяцев до года. Как его к нам затащить? Скажите ему, что с ним поговорят люди, которые когда-то тоже сидели, но бросили. Поговорят на своём языке, они знают, как ломает и как что. И лучше без вас — так он больше откроется. Как лечим? Разговариваем, оказываем психологическую поддержку. Мы предлагаем духовное исцеление. Он всё поймёт, у него появятся силы отказаться от наркотиков.

Вновь звоним — этот номер нашли на сайте  narkoprotest.ru.

— Приходите в «Амакс» (гостиница на площади Ленина. — Н.А.) на второй этаж, в конференц-зал во вторник. Там с вами поговорят. Да, это нормально, что он с вами никуда не пойдёт. К нам обычно сначала и начинают ходить жёны, мамы… Кто, как не вы, его знаете, видите, что с ним… а потом уже его приводите.

— Идея верная — очень часто, прежде чем лечить наркомана, необходимо вылечить его окружение, семью. Изменить их привычную для него реакцию, обратить их внимание на себя. Ведь каждый наркоман тянет за собой вниз в связке ещё и близких, — поясняет наш эксперт.

Номер организации «Ростов без наркотиков» находим на сайте rostovbeznarkotikov.ru. Здесь сразу узнают контактную информацию — если что, они бы хотели перезвонить. Потом спросили, что потребляет: находила ли я конвалюты, курит ли он, есть ли у него следы от уколов на руках. После того, как выслушали мой сбивчивый рассказ, предложили религию вместо наркотика — отправить больного в монастырь в другой город на год. Во-первых, это вырывает его из привычной среды. Во-вторых, его займут — и руки, и душу, и мысли: он будет трудиться, законы божии изучать — будет меняться. У наркомана будет монастырский уклад жизни, только чуть упрощённый: день заполнят молитвы, исповеди, евангельские чтения, физический труд…

— Человек в течение года принимает божеский облик, становится нормальным человеком. Все клиники лечат плоть, а нужно лечить душу, — убеждали на другом конце провода. — Лечение будет не лекарствами, а образом жизни. Там нельзя ни пить, ни курить, ни материться. Несколько этапов – сначала некоторое время он находится в реабилитационном центре, потом он выходит в мир и помогает таким, как он. Когда начать? Сейчас же! Чем быстрее, тем лучше, пока он не усугубил своё состояние, пока не пошёл на преступления. Даже если он сам ещё не хочет лечиться — мы с ним разговариваем, убеждаем, подготавливаем к реабилитации. Он должен стать нормальным, полноценным человеком.

Данному лечению довериться хочется больше всего. Однако одно настораживает — удерживать наркомана запрещено законом, а как ещё они его будут «подготавливать к реабилитации»?

«Ростовская область — территория здоровья. Береги жизнь! Совет врача-нарколога». Как выяснилось, расположенный в Интернете под этой вывеской телефон принадлежит областному наркодиспансеру.

— Приходите — расскажем, — категорично заявил голос в трубке. — И медикаментами лечим, и психолог работает. Анонимно. По телефону ничего говорить не буду. Нужно его убедить нам сначала, что ему надо лечиться. Документы никакие не спрашиваем, никуда не сообщаем.

Судя по голосу, отношение к «клиенту» — как к очередному на конвейере. Но почему-то создаётся ощущение — тут вылечат. Спокойно, даже жёстко, не обращая внимания на самого наркомана, но вылечат.