Проект «Арт-Амнистия» стартовал почти год назад. Главная задача — социально-культурная реабилитация заключенных. На сокращение реального срока он не влияет никак.

Театральная мастерская для заключенных началась по инициативе арт-директора Международного культурно-театрального центра «Миникульт» Ольги Калашниковой. Было подписано соглашение с ­ГУФСИН России по Ростовской области. Занятия проходили по субботам — читка пьес, просто чтение литературы, знакомство с основами актерского мастерства, уроки по технике речи и сценическому движению.

Были и пробы пера. Восемь коротеньких историй, написанных самими осужденными, объединили в спектакль «Не один», показ которого состоялся в исправительной колонии №10. Следующей стала постановка под названием «Обычные истории» в батайской колонии №15.

Спустя полгода напряженных репетиций дважды в неделю на импровизированной сцене батайской исправительной колонии строгого режима №15 состоялась премьера «Короля Лира».

Из декораций — лишь стулья да рисованные местным умельцем «погрудные снимки», как на уголовном деле. Анфас — актер, профиль — персонаж. Классике сэра Уильяма придали легкий флер Уголовного кодекса.

Пьесу немного сократили и осовременили. Действие захватывает не только сцену, но и зрительный зал. Акцент сделан на сценическом движении актеров. Специально для тюремного «Лира» хореограф Оксана Зиборова поставила бои. Снабдили постановку и ритмическими рисунками. Музыкальный фон создают барабан, мелодика, на которой прямо во время действа играет Шут, и звукопись из актерских реплик и движений: топота, хлопков. Также среди режиссерских находок — пресс-конференция короля Лира, видеоблог Реганы, боксерский поединок на ринге между графом Кентом и Освальдом.

—  С этими актерами работать проще, чем с профессиональными. Они — чистый лист. У профессионалов же есть свое представление, каким должен быть образ героя. Часто это идет вразрез с задачами, которые ставит режиссер, — призналась Ольга Калашникова. По ее мнению, особый драматизм, искренность и в чем-то даже уникальность этой постановки Шекспира в том, что персонажей, виновных в убийствах, играют люди, которые сами прошли через это, получили наказание и сейчас пытаются поделиться своим горьким опытом и постараться выжить после него.

Профессиональным актрисам Молодежного театра: Светлане Лысенковой, Марине Карлышевой и Людмиле Мелентьевой с актерами из-за колючей проволоки работать было комфортно: «Мы сразу договорились, что на репетиции собрались не гражданские и заключенные, а просто люди — актеры. Еще один пункт договора — об использовании литературного русского языка. Пакт соблюдали свято».

Личное дело

Король Лир. Он же — Рубенс Маро. Имя вымышленное, но предпочитает, чтобы здесь и сейчас его называли именно так. Осужден за убийство. Впереди еще восемь с половиной лет строгого режима. Ради участия в спектакле отказался присутствовать на рассмотрении апелляции собственного уголовного дела. В прошлом занимался борьбой. Сейчас тренируется, чтобы сесть на шпагат.

—  Все ребята, которых вы сегодня видите на сцене, смелые люди. Чтобы быть здесь, им многое пришлось преодолеть. За этой колючей проволокой вообще приходится преодолевать многое. В том числе и себя…

Изначально главного персонажа должен был играть другой человек. Но за два месяца до премьеры отказался. Рубенс вызвался сам. Одобрение на «козлячье занятие», каковым, по понятиям колонии, является театр, получил на самом высоком уровне. Далеко не административном. Добился встречи тет-а-тет с важным человеком. Тот выслушал, понял и дал добро. Маро ожидал, что разговор пройдет гораздо сложнее. Готовился ко всему.

— Я хотел участвовать. Но сомневался, что справлюсь. Ольга Валерьевна – очень требовательная. А еще нужно было выучить 80 страниц текста за короткий срок. Пришлось напряженно работать. Поэтому перед самой премьерой и не волнуюсь, времени не было себя накручивать, — рассказывает Рубенс.

Последний экзамен на знание текста перед спектаклем у него принимала мама. Ей позволили присутствовать в качестве зрителя. С текстом она не расставалась и во время постановки – проговаривала реплики вместе с сыном.

В театре Рубенс не был никогда, как и остальные актеры-заключенные. Шекспира впервые прочитали только в начале работы над спектаклем:

—  С удивлением обнаружил, что Шекспира можно легко перенести в современную жизнь. Некоторые ситуации в пьесе очень схожи с теми, что случались со мной. Мне кажется, что основная трагедия моего персонажа даже не в том, что он послушался льстивых уверений в любви своих старших дочерей и отвернулся от людей, которые действительно были ему преданы. А в том, что он не смог до конца выполнить свой долг, нести ответственность за свою страну.

Не успела отгреметь эта премьера, а Ольга Калашникова уже знает, что они с подопечными представят на суд зрителей в следующий раз. В планах — монолог по «Облаку в штанах», «Горе от ума». Расширение географии проекта «Арт-Амнистия» на Азовскую воспитательную колонию для несовершеннолетних и соседнюю с ней женскую. Но голубая мечта Ольги Валерьевны — представить тюремного «Короля Лир» на суд широкой общественности. Показать спектакль за пределами колонии на сцене родного «Миникульта». Она считает, что эта постановка будет иметь успех у ростовской публики. Осталось подготовить ходатайство в ГУФСИН России по Ростовской области.