На входе в «ВертолЭкспо» девушки и женщины с броским макияжем, высоким начесом и «кислотными» сережками бурно обсуждали грядущее событие.

Вы уже наверняка поняли, что речь пойдет о «Супердискотеке 90-х» от «Радио Рекорд в Ростове», которая увела ростовчан от осенней грусти. Популярные артисты 90-х - «Вирус», «Отпетые мошенники», Игорек, HI-FI, Никита и Dr.Alban, — погрузили зал в ту неповторимую атмосферу 90-х, когда не было гаджетов и интернета, когда люди были проще и веселее.

—  Я не люблю, когда работников эстрады называют звездами. Это дурацкое сравнение, - предупредил прессу вокалист группы Hi-Fi Тимофей Пронькин. — Мы обычные люди, любим поспать и умеем переживать.

—  Помните ваш первый выход на сцену? Как это было?

Игорек (Игорь Сорокин):

—  Помню, приехал в Москву в одной рубашке и брюках, с 50-ю рублями, 40 из которых потратил на пирожки подружке. Не было у меня ни продюсера, ни студии. Через год я открывал «Золотой граммофон». Скажу, что Бог помогает, даже когда дьявол не лезет. А первый концерт был в полуподвальном режиме, где я тоже чувствовал себя ужасно.

— Расскажите о самом ярком поступке ваших поклонников.

Игорек:

—  На концерте в одном из южных городов был ажиотаж среди поклонников, и нас, артистов, к автобусу сопровождало плотное кольцо омоновцев. Никаких автографов и остановок. Оцепленный охраной, я услышал: «Игорек, дай автограф». Это была маленькая девочка, которая начала плакать навзрыд, когда поняла, что мы не собираемся останавливаться. Представьте, серьезные ребята из омона стали как вкопанные, опустили руки, предлагая мне успокоить девчонку.

Тимофей:

—  Сейчас все реже поклонницы ночуют в подъездах в ожидании кумира, расписывают стены признаниями в любви к нему. Но тем не менее продолжают любить хорошую, качественную музыку. А мы по-прежнему любим их. И, кстати, все плюшевые подарки, которые я принимал от поклонниц, находятся в моем доме, служат игрушками моему ребенку. Я все это очень ценю, особенно старые совместные фото. А важнее всего, когда поклонники приходят на твой концерт и поют вместе с тобой любимые песни 90-х — вот это настоящий поступок.

«Дискотеку 90-х» «Радио Рекорд в Ростове» проводит второй раз, и это становится хорошей традицией. Людям нравится «возвращаться» в 90-е и слушать музыку того времени. На всем танцполе «ВертолЭкспо» не было ни одного человека, который бы просто стоял, слушая музыку. Даже скромные парни у барной стойки притопывали в такт музыкантам. Когда зажигательная музыка сменялась лиричной, прыгающие на танцполе зрители вмиг разбивались по парочкам, танцуя «медляк».

— Сейчас музыкальный тон задают Америка и Европа, а вот популярность российских исполнителей стремительно падает по сравнению с 90-ми. Почему так происходит?

Игорек:

— На западе те же лохи, что и в России, в которых просто вкладывают огромные «бабки», и они становятся «типа» популярными. Талантливых музыкантов действительно немного, таких как Pink, например, которая сейчас тоже уходит со сцены. Главная причина в том, что в современной музыке нет души, так же, как и в самих музыкантах. Раньше можно было встретиться с коллегой, спросить совета. Мы умели радоваться достижениям друг друга и помогать в сложных ситуациях. А сегодня на эстраде царит какая-то жесткая конкуренция. Чуть что не так, начинаются конфликты.

Тимофей:

— А привлекать внимание нужно не скандалами, а творчеством. В 90-х было гораздо больше интересных ярких имен, которые, кстати, старались «тянуть носок» в качестве музыки, текстов, самого исполнения.

Игорек:

— Нулевые годы оказались реально нулевыми. Я даже Тимати стал слушать, потому что друзья слушают. В одном интервью я оторвался на него и на Лазарева, но на самом деле они действительно стараются и развиваются в музыке, и это радует.

Тимофей:

—  Важно еще то, что ты «говоришь» зрителям со сцены: ахинею или что-то доброе, созидающее. Это зависит от тебя. Был в Самаре в 1999 году, ко мне подошел парень и сказал: «Я на вашем концерте с женой познакомился. Мы второго ребенка ждем, и у нас все замечательно. Спасибо вашей музыке, она дарит особые эмоции». Я тогда понял, что в Самару в 1999 году приезжал не зря!

— Как думаете, сейчас сложнее пробиться на эстраду, чем в 90-х?

Тимофей:

—  Та коррупция, которая творится на музыкальных телеканалах, не позволяет с экрана показать зрителям по-настоящему интересные и самобытные клипы артистов. Зато теперь мы можем выкладывать все в Интернет в свободный доступ. Это большое преимущество перед 90-ми. Не нужно больше приходить, кланяться, носить свои диски и просить прослушать тебя. Раньше думали – коллективов много, не пробиться. Сейчас их в разы больше, зато есть Интернет, который дает возможности. И если ты желаешь чего-то всей душой, вся вселенная будет помогать тебе.

—  Музыка по-прежнему является вашей работой?

Тимофей:

— Отчасти. Всегда приятно приезжать в другой город, дарить людям свое творчество, а за это еще и получать деньги.

Олеся Липчанская, вокалистка группы HI-FI:

— Мы с Тимофеем сейчас ведем много передач на телевидении, а музыка всегда будет делом нашей жизни. С ней столько всего связано! Например, помню, как мы снимали клип на песню «Не покидай меня» в городе Львове при температуре минус два. Я была в коротких шортах, и после съемок меня отпаивали местной горилкой…

Игорек:

— Я ушел со сцены на 7 лет, музыка стала для меня исключительно хобби. Сейчас я, как общественный деятель, готовлю программу по детским вопросам, которым не уделяют внимания уже много лет. Надеюсь, что и Владимир Путин, и общественные деятели страны, а также артисты поддержат меня в этом нелегком деле.

Я считаю это важным. Когда громко заявляют с трибун, что спасли 10 детей от наркомании, а в это время на иглу подсели 20 детей, а 100 увлеклись спайсом — разве это решение проблемы? А в детских садах теперь какие правила? Почему родители должны записываться в очередь, когда ребенок еще даже не родился?

— Чего вам не хватает из 90-х?

Олеся:

—  Безопасности. У меня нет детей, но на примере младшего брата могу сказать, что у них сейчас нет безопасности, как в 90-х. Тогда мы без страха гуляли на улице, в песочницах, у нас не было телефонов, и родители были спокойны. Сейчас детей даже во двор страшно отпускать.

Тимофей:

— Продукты были полезнее, воздух - чище, деревьев - больше. Мне не хватает настроения 90-х, воздуха свободы и безмятежности. У детей сейчас много развлечений, а мы сами себе придумывали игры, может, кстати, поэтому наше поколение более творческое. Сейчас молодежь устанавливает какие-то барьеры — они дружат в онлайне, а встретиться, познакомиться в реальности боятся.

— О чем вы сейчас больше всего переживаете?

Тимофей:

—  Я за будущее страны боюсь. За моральное будущее и воспитание нашей молодежи. Когда в 1988 году было землетрясение в Армении и погибли несколько тысяч человек, вся планета переживала, все старались помочь, отправляли гуманитарную помощь. Сегодня трагедии подобного масштаба случаются слишком часто, и мы настолько привыкли к этому, что разучились сопереживать, ценить, что имеем.

Игорек:

— Еще вчера мы общались с группой ребят из Донецка. Сегодня они поехали на войну, а мы на концерт к вам…Они много ужасных вещей рассказывали, то, о чем не говорят в СМИ. И, наверное, правильно делают, что не говорят. Расскажи всю правду людям – случилось бы непоправимое. Так же, как и в шоу-бизнесе. Алла Пугачева однажды сказала: «Если вы всю правду о нас узнаете, вы потеряете к нам интерес». Шоу-бизнес страшнее, чем наркобизнес, чем проституция, где все понятно: есть дилер, есть люди, которые в это попадают и погибают. В шоу-бизнесе все эти ужасные вещи в куче и с улыбкой. Все же главное сейчас — чтобы война прекратилась!