На прошлой неделе в нашей газете вышел репортаж из Азова «Раскопки — аварийные, находки — уникальные». Был он о том, как археологическая экспедиция Азовского историко-археологического и палеонтологического музея в «пожарном» порядке пытается спасти артефакты, оказавшиеся под угрозой уничтожения из-за действий строителей, начавших возведение зданий в историческом центре города на неисследованных еще участках.

К тому раскопу на ул. Ленина меня провела техник музея Валентина Григорьевна Сераш. При ней была небольшая видеокамера: Валентина Григорьевна ведет съемки для музейной летописи и делает сюжеты для телекомпании «Пульс», где также сотрудничает.

По дороге она рассказывала, что на раскопках археологам приходится работать круглосуточно, еще и сторожами. А ну как заберется кто туда? Или какое ЧП?

ЧП случилось на следующее утро, тоже в историческом центре, но по другому уже адресу — Толстого, 67.

Руководитель археологической экспедиции Андрей Масловский узнал, что в этом частном дворе ведутся какие-то серьезные земляные работы.

Три года назад на участке, примыкающем к этому «квадрату», собирались без специального разрешения возводить дом. Тогда археологи забили тревогу, провели на той земле изыскания и успели найти ряд ценных арте-фактов, включая шахматную фигурку XIV века.

По словам Валентины Сераш, ворот, которые бы преградили дорогу в этот двор, не было, они с Масловским беспрепятственно вошли туда и увидели глубокий раскоп. Она начала снимать на видео и…

Дальше произошло то самое ЧП, в результате которого у Сераш появилась внутренняя гематома лица, стало плохо с сердцем, подскочило давление и пришлось вызывать «скорую».

По свидетельству Сераш, гематома стала следствием рукоприкладства человека, который три года назад так торопился с постройкой дома, а теперь оказался на этом перекопанном дворе. Его зовут Николай Васильевич Бурыка, он — замначальника местных электросетей («ОМЭС»).

Николай Васильевич в интервью местной прессе факт рукоприкладства отрицает. Уверяет, что и самим съемкам не препятствовал, одного просил: чтобы его не было в кадре.

Кстати, Бурыка сообщил археологам, что хозяином двора не является. Имя хозяина назвать не смог. Теперь его должны установить по запросу министерства культуры РО.

На место происшествия археологи вызвали милицию, и… повторился шекспировский сюжет. Я имею в виду появление тени отца Гамлета, которую узрел лишь принц датский. А для остальных она была невидимой.

Вот и Валентина Григорьевна говорит, что в адрес Масловского неслись угрозы урыть, утопить в Азовке, но полицейский протокол их, по ее словам, не зафиксировал. Будто, кроме потерпевшей, никто их больше и не расслышал.

— К сожалению, пока у нас нет полной ясности в связи с ситуацией, которая произошла на улице Толстого в Азове. Но по собственному опыту знаю: попытка защитить от разрушения наше народное культурное достояние может быть опасна для жизни, — сказал нам главный специалист отдела охраны объектов культурного наследства минкультуры РО Сергей Гордиенко. И пояснил: часто владельцы земельных участков, расположенных в охранных исторических зонах, превратно трактуют свое право собственности на землю и убеждены, что могут делать на ней без каких бы то ни было согласований все что заблагорассудится. Защищать это право они готовы отчаянно, любыми способами.

Дойдет ли азовский инцидент на ул. Толстого до суда? Это ЧП получило большой резонанс, и, думается, как минимум, местным депутатам следовало бы с ним разобраться, обозначить свою позицию. Тем более что с начала года это в Азове уже третий случай пренебрежительного отношения к федеральному закону о нашем культурном достоянии.

У меня же после разговора с музейными работниками и министерством культуры возник вопрос к нашей полиции. Возможно, это очень наивно, но я все же не понимаю, почему сигналы о попытках что-то построить, перекопать и т. д., и т. п. в нарушение соответствующих федеральных законов поступают от археологов, краеведов, историков, простых граждан, но не припомнится такого случая, чтобы первым забил тревогу участковый.

Нет, если археологи или работники минкульта обращаются к участковым за помощью, приходит она, как правило, без промедления. И, как говорит Сергей Гордиенко, спасибо им, участковым, за это: порой только присутствие на объекте человека в форме и при погонах отрезвляет разбушевавшегося собственника участка, спасает от непоправимого. Это — так. Но чтобы участковый первым обнаружил и пресек подобное варварство — не припомнится что-то. Разве не странно?

P.S. А на том раскопе, о котором мы писали на прошлой неделе, обнаружена еще одна уникальная для нашей области находка — плуг XIV века.