Она стартовала в прошлом году в Москве, в Толстовском центре на Пятницкой. Сообщая об этом на страницах «НВ», мы не знали еще ее маршрута, но не сомневались, что увидят эту выставку и на Дону. Потому что инициатор и куратор этой выставки, ставшей значительным проектом Союза музеев России, – Шолоховский музей-заповедник. Ее автор – наш земляк фотохудожник Карп Григорьевич Пашиньян.


За два года путешествий выставка «Кабинет и мир писателя» побывала в тринадцати российских музеях. Ее четырнадцатая после старта презентация состоялась в Донской публичной библиотеке. Здесь развернулась и сама выставка – на всех трех этажах.

– В Ростове лучше места для такой выставки не найти, – уверена директор Донской публичной библиотеки Евгения Колесникова. – В наших фондах хранятся раритетные прижизненные издания писателей и поэтов, чьи кабинеты мы видим на фотокартинах Карпа Пашиньяна. В свободном доступе – их произведения, изданные в разные годы. Если эта выставка вызовет желание взять томик кото-то из этих авторов, узнать больше об их жизни и творчестве, наши сотрудники в этом помогут.

Выставка «Кабинет и мир писателя» – это 96 фоторабот. Местом съемок стали двадцать литературных музеев России. Временной охват выставки: от века восемнадцатого до века двадцатого. А если по персоналиям, то от Гаврилы Державина до Михаила Шолохова.

Хотя в каждом кабинете – предметы одинакового назначения (письменный стол, стул, книжная полка, настольная лампа, чернильный прибор и письменные принадлежности), все эти обители трудов и вдохновений – разные, не похожие одна на другую.

К примеру, кабинет заядлого охотника Николая Некрасова украшают охотничьи трофеи, кабинет Пушкина вызывает в памяти описание пространства, где проводил свой досуг его герой – Евгений Онегин: портрет Байрона на стене, фигурка Наполеона на полке…

Рабочий кабинет Л.Н. Толстого.
Рабочий кабинет Л.Н. Толстого.

Рядом с изображениями кабинета Льва Толстого в музее-усадьбе в Хамовниках – свидетельства современников писателя о его привычках и распорядке. Одно о том, что по утрам Лев Николаевич сам здесь метет и убирает, а чужого присутствия в это время не любит. Другое о том, что литературным трудом Толстой занимается обычно между девятью утра и тремя дня, пишет крупным «веревочным» почерком. Когда устает сидеть, продолжает работу стоя. Для этого у него имеется стол-пюпитр.

– Чей кабинет вас особенно удивил? – спрашиваю Карпа Григорьевича.

– Кабинет Пастернака в Переделкине и Ахматовой в Фонтанном доме.

Кабинет Ахматовой поразил атмосферой, количеством предметов, которые погружают в атмосферу того времени, и, конечно, тем, как тщательно они подобраны, как хорошо расставлены.

Кабинет Пастернака не мог не удивить отсутствием на поверхности рабочего стола чего бы то ни было. Завершая работу, Пастернак убирал со стола абсолютно все. Это объяснялось особенностью его натуры.

После этих слов Пашиньяна как было не вспомнить знаменитые строки Пастернака о том, что не надо заводить архивы, над рукописями трястись.

Впрочем, это была моя первая реакция – романтическая. Следом вспомнилось высказывание одного литературоведа о том, что, несмотря на эту поэтическую декларацию, архив у Бориса Леонидовича все же был, причем в отличном состоянии. Так что не стоит спешить с выводами, глядя на пустынную поверхность рабочего стола поэта…

Большая часть фоторабот выставки показывает именно кабинеты наших литературных классиков. Но недаром в ее названии есть еще и «мир писателя». А мир русского писателя трудно представить без уголка родной природы. Если не поместья, дачи, сада, то хотя бы двора, клена за окном.

– На пути к Фонтанному дому, где находится кабинет Ахматовой, у меня произошла неожиданная остановка, – рассказывает Пашиньян. – Сотрудники музея уже ждут меня наверху, в ее кабинете, а я увидел во дворе, рядом с памятником Ахматовой, такую осеннюю красоту, такие чудесные солнечные блики, что не смог пройти мимо и сделал еще снимков на целую выставку.

Что ж, Анна Андреевна такое опоздание вполне бы поняла и извинила.

Музей-усадьба Г.Р. Державина в Санкт-Петербурге.
Музей-усадьба Г.Р. Державина в Санкт-Петербурге.

И, верно, сам дух Пушкина взялся договориться с «небесной канцелярией», когда Карп Григорьевич собрался в Михайловское. Дело было поздней осенью. Его питерские друзья Елена и Константин Самоновы, которые согласились помочь с этой поездкой, советовали все же перенести ее на другое время. Так вернее застать любимую пору Пушкина, когда она еще «очей очарованье». Они говорили, что сейчас осень уже уходит с каждым часом. 

Их поддержала жена фотохудожника Нина. Казалось, что правда на их стороне, но Пашиньян все решил догнать ускользающую осень в Михайловском. И это ему удалось!

А в то утро, когда он и его помощники уже уезжали из Михайловского, опустился такой живописный туман, что фотохудожник не мог не вернуться, чтобы запечатлеть этот волшебный пушкинский пейзаж.

– Давно мечтала побывать в Тарханах, у Лермонтова, но не вышло. А благодаря этой выставке, так четко увидела то место, где муза посещала Михаила Юрьевича, что как будто исполнила свою мечту, – сказала мне пенсионерка Нина Максимовна.

Это вызвало у меня в памяти диалоги, которые я услышала на межмузейной выставке «Четыре жизни Чехова». Она демонстрировалась в 2017 году в ростовском «Шолохов-центре». Эмоциональным центром зала, экспонаты которого рассказывали о мелиховском периоде Антона Павловича, стали фотоработы Пашиньяна. Посетители говорили, что эти снимки словно переносили их в гости к Чехову, в Мелихово. А сотрудница этого чеховского музея-заповедника рассказала мне тогда, как, неожиданно для него самого, Пашиньян выручил «Мелихово». Представить на выставку в донской столице достаточное количество экспонатов этот музей-заповедник по объективным причинам не мог. Но вспомнили, что есть в Ростове замечательный фотограф, который снимал «Мелихово». «Мелиховский зал» посетителей не разочаровал. Скорее, наоборот.

На презентации выставки «Кабинет и мир писателя» было несколько попыток вывести формулу волшебных кадров Карпа Пашиньяна. Хорошо сказала художник Елена Курманаевская: «Это высочайший профессионализм, помноженный на красоту души».

А еще многие говорили, что их притягивает запечатленная на этих фотоработах тишина. Такая редкая сегодня. Заповедная. Вдохновляющая.

Читайте по теме - Газета в моей судьбе

Видео Владимира АПАРИНА