Недавно Ростовском областном суде был оглашен приговор в отношении 45-летнего жителя Азовского района Т-го, обвинявшегося по ст. 131, ч.3, п. «б» – изнасилование несовершеннолетней.

Не столь уж редкое, увы, в наши дни преступление. Но тут есть шокирующий факт: жертва насилия — 13-летняя Анна (имена изменены по этическим соображениям. — Л.К.) — родная дочь Т-го.

И у него это – рецидив, «повторение пройденного». Семь с половиной лет назад он уже был осужден за изнасилование другой своей дочери, самой старшей, которой в то время было 12 лет.


Тогда, в 2005-м, Т-го судили в Азовском городском суде по ст.134 и дали три года. Но даже этот небольшой срок он не отбыл. Постановлением Веселовского райсуда Т-го освободили условно-досрочно. За хорошее поведение, надо полагать. Вернулся он домой в Азовский район, где подрастали младшие дочери…

Пустили волка в овчарню

В администрации сельского поселения многодетная семья Т-х значилась как неблагополучная. Родители пили, не работали, мать в конце концов умерла от пьянства, четыре дочки – Лена, Вера, Аня, Лида были предоставлены сами себе, их несколько раз помещали в социально-реабилитационный центр – приют, проще говоря.

Когда Т-й вышел из заключения, то сразу же сошелся с другой женщиной, у них родился общий ребенок. Быстро сумел восстановиться (!) в родительских правах по отношению к четырем дочкам от первого брака и забрал их из приюта.

В материалах судебного дела приведены характеристики учителей местной школы, социально-реабилитационного центра. Все отмечали постоянное крайне подавленное состояние сестер, их замкнутость, напряженность. Чувствовалось, высказался один из педагогов, что девочки хотят поскорее вырасти и уйти из семьи. Вот старшие Лена с Верой и покинули дом в шестнадцать лет, начав жить самостоятельно. А с отцом, его гражданской женой и их ребенком остались Аня с Лидой. Т-й все так же пил, мачеха смотрела на это сквозь пальцы, жили на его случайные заработки. Девочки сами за собой ухаживали да еще присматривали за младшим братом.

…Председательствовавшая в процессе судья областного суда Наталья Николаевна Приданникова (на фото вверху), давая корреспонденту «НВ» комментарий, высказывалась предельно сдержанно, корректно, ведь речь шла о преступлении против несовершеннолетней, которой нанесена тяжелейшая моральная травма. Поэтому не будем особо вдаваться в детали тех страшных для обеих девочек событий.

Почему для обеих? Потому что пьяный Т-й совершил насилие над Аней, пригрозив, что если она не подчинится ему, тогда проделает то же самое с младшей дочкой Лидой. Т-й услал в это время Лиду к соседу за бутылкой водки. Но у переживавшей за сестру девчушки (догадывалась же о происходящем) так тряслись руки, что бутылка выпала на пол и разбилась. Сосед стал расспрашивать, что с ней, и из обрывистых фраз ребенка все понял. Тут же позвонил мужу Веры, старшей сестры. Тот вместе с родственником сел в машину и примчался в дом к Т-му. По виду вышедшей навстречу Ани им все стало ясно. Они забрали ее и Лиду к себе и в тот же вечер обратились в полицию. Т-го задержали. Насильник не отпирался, написал явку с повинной.

Злые языки страшнее пистолета

Во время следствия всплыли и другие эпизоды. Т-й, оказывается, стал приставать к Ане сразу же после возвращения из заключения, когда той было всего восемь лет. А дальше все больше распоясывался.

В показаниях старших сестер в суде обреченно прозвучало, что они догадывались…

— Их тут же спросили: почему же сразу не обратились в правоохранительные органы, не попросили о помощи? — говорит Н. Приданникова. — А девочки в ответ расплакались: «К кому обращаться?! Если нас и без того в селе все винят, что, мол, такие-сякие, отца засадили…»

Понятно? Не папашу-урода односельчане осуждали, а ребенка, который беззащитен перед взрослыми, зависим от них, тем более — от собственного родителя. Вот такие «перекосы» общественного мнения.

Наталья Николаевна Приданникова привела из своей практики другой пример столь же необъяснимого «сочувствия» не к малолетним жертвам, а к преступнику.

…41-летний житель шахтерского городка, никогда не имевший жены, повадился водить на местный водоем знакомых ребятишек. Родители ему полностью доверяли, умилялись, что так нянчится с детворой, одаривает конфетами, жвачкой. До поры до времени никто и не подозревал, что «добрый дядя» совершал на берегу развратные действия с малышней. А в конце концов он изнасиловал 10-летнюю девочку. Ребятишки молчали, поскольку «дядя» им так велел. Однако страшная правда все-таки открылась, «усатый нянь» пошел под суд. И тут началось!.. Соседи, сослуживцы во время заседаний давали подсудимому самые лестные характеристики, рассказывали, до чего он добрый, хороший, стеснительный, как любит (!) детей. Однако суд, исследовав все доказательства, приговорил «стеснительного дядю» к 18 годам строгого режима. «Как?! Все-таки осудили?! — изумились позвонившие в тот день к секретарю Н. Приданниковой знакомцы подсудимого. — А мы тут его ждем, хотели отметить возвращение. Ох, кто же теперь будет за нашими детьми присматривать?» Как говорится, без комментариев.

Чисто формально

…Проведенные экспертизы показали, что у Т-го никаких психических патологий нет, расстройств сексуальных предпочтений (в виде педофилии) не наблюдается.

—  По заключению экспертизы, у него – хронический алкоголизм второй степени. «Утрата возрастной дифференциации объекта сексуального влечения, — сказано здесь же, — произошла под воздействием интоксикационного воздействия – простой формы алкогольного опьянения», — процитировала Н. Приданникова выводы экспертов.

То есть не педофил он в чистом виде, как это трактуется Международным классификатором болезней, а банальный алкоголик, полностью деградировавшая личность. «Это, пожалуй, даже еще страшнее», — делает вывод Наталья Николаевна.

Как Азовский отдел образования мог вернуть такому человеку детей после отсидки за сексуальное преступление против одной дочки, создав возможность совершать аналогичные преступные действия в отношении другой? Безответственность? Некомпетентность? Верхоглядство? Загадка.

Старший следователь Азовского межрайонного следственного отдела СУ по Ростовской области М. Сердюков направил по этому поводу представление в облминистерство общего и профессионального образования.

Оттуда пришел ответ за подписью замминистра М. Мазаевой. Сообщалось, что за ненадлежащий контроль за семьей Т-х два ведущих специалиста Азовского отдела образования привлечены к дисциплинарной ответственности, допущенные нарушения устранены, Т-й  лишен родительских прав в отношении двух несовершеннолетних дочерей…

Но, к сожалению, и тут не обошлось без «ложки дегтя». Вместо несовершеннолетней Ани, жертвы преступления, в ответе замминистра почему-то фигурирует… Вера: совершеннолетняя, замужняя. «Перепутали», так получается, чиновники сестер. Не вникли, выходит, в ситуацию, отнеслись к составлению ответа чисто формально…

— Т-й осужден на пятнадцать лет лишения свободы, — завершила Н. Приданникова. — Сюда вошли и шесть месяцев ранее не отбытого им срока по приговору от 2005 года. Для него также установлен ряд ограничений, среди которых — запрет на посещение мероприятий, связанных с присутствием на них детей.

…Вполне возможно, если бы Т-го сейчас не пресекли, то следующей жертвой могла бы стать младшая из сестер. Но расплата за содеянное все-таки наступила.