Их живые подарки есть сегодня в нескольких сальских детских садах, школах  и даже в местном городском парке культуры и отдыха. Это — очень ценные подарки: саженцы деревьев и кустарников, которые здесь, на Сальской районной станции юных натуралистов, и выращивают.

В прежние годы станции юных натуралистов были едва ли не в каждом городе и райцентре. Сегодня их количество заметно уменьшилось. Сальская в числе тех, кому удалось пережить испытание перестройкой. Нынешним летом ей исполнится 55 лет.

Сальская СЮН — это одноэтажное здание с нарисованным на фронтоне лучистым солнышком и прилегающий к нему учебно-опытный участок площадью в полгектара.

— Из года в год здесь проводятся опытнические и исследовательские работы, но тематика их меняется в соответствии с требованиями времени. Сейчас на первый план выходят эколого-биологические исследования, — говорит методист СЮН Ольга Сергеевна Беляева.

Меня к сальским юннатам (правда, теперь они чаще предпочитают называться юными экологами) привела заметка более чем 70-летней давности. Появилась она в нашей газете 14 февраля 1941 года, а сообщалось в ней о том, что пионеры и школьники сальской школы № 1 проводят под руководством  преподавателя Е. М. Ягло интересную опытническую работу: выращивают теленомусов. В больших количествах.

Что такое теленомус, сегодня уже и не каждый сельскохозяйственный работник объяснит. Нынешних юннатов этим загадочным словом я тоже крепко озадачила.

А теленомусы — это энтомофаги. То есть насекомые, которые поедают других насекомых. Теленомусам, на наше счастье, по вкусу яйца серьезного вредителя злаковых культур — клопа-черепашки. Весной 1941 года сальские юннаты собирались выпустить на колхозные пшеничные поля десятки тысяч теленомусов…

Нынешние сальские юннаты работают по другим направлениям, но тоже стараются принести пользу сельскому хозяйству. К примеру, участием в одном любопытном эксперименте.

Как рассказали мне на этой станции, все началось с предложения о сотрудничестве изобретателя Вершинина. Он — действительный член Международной Академии открытий и изобретений, большую часть жизни проработал в Москве, но, достигнув почтенных лет, вернулся в Сальск, на родину.

Сальским юннатам Вершинин предложил в экспериментальном порядке выращивать семена, подвергшиеся воздействию электромагнитного поля в изобретенном  им аппарате.

Результаты получились интересные. Юный эколог Настя Краевая обобщила их в исследовательской работе, отправила ее на всероссийский конкурс и стала его призером.

Сегодня на опытном участке СЮН из обработанных по методу Вершинина семян тоже выращивают несколько культур. В том числе — кабачки и тыквы. Выбор не случаен: надо обеспечить питанием декоративных грызунов из «Живого уголка».

Как-то раз юннаты решили вырастить еще и просо для своих пернатых, но когда подошло  время убирать урожай, казалось, что все воробьи Сальска собрались на их участке. С просом больше не экспериментировали.

Семена для дендрария, цветочно-декоративного  и других участков станции юннаты не покупают, а собирают. Объясняется это не только исследовательским интересом, но экономической необходимостью: средств на их покупку нет.

И все же, когда узнаешь, что произрастает «во владениях» СЮН, какими саженцами эта станция так щедро делится с другими детскими учреждениями, трудно удержаться от вопросов типа:

— Неужели и ваши можжевельники, и туи, и клены из семян?

— Представьте себе.

— И дубочек вырос из подобранного на экскурсии желудя?

— Из желудя.

Кстати, на эту  станцию тоже приводят экскурсии. Преимущественно — школьников. Преподаватели предъявляют детям свидетельства того, какой это великий труд вырастить дерево, сад, лес. К примеру, дубок, проросший из желудя, прибавляет в росте в первые годы жизни очень медленно. Двулетний саженец — это малыш высотой сантиметров пятнадцать. Годовалую тую на земле едва заметишь. Четырехлетние сосенки похожи на срезанные и воткнутые в землю верхушки тех небольших сосен, которые продаются под Новый год.

Хочется думать, что все это трогает и врезается в память.

Сейчас  на этой станции можно встретить не только юннатов, которые занимаются здесь в различных кружках, или экскурсантов, но и ребят из летнего  лагеря «Василек».

—У нас два отряда, — сказала мне Таня Веретенникова. — Мы, — кивнула в сторону нескольких школьниц, — из экологического. А еще есть энтомологический: там насекомых изу­чают. Туда мальчики стараются записаться.

И «ветеранам», и новичкам «Василька» на станции нравится все, но особенно — возможность ухаживать за обитателями «Живого уголка».

— Вам, наверно, дома держать животных не позволяют, — предполагаю я, но в ответ слышу дружное: «Нет!»: у кого живет в квартире морская свинка, у кого — кошка, или собака, или попугай, или — все сразу.

— На улице — жара, не погуляешь. Сидеть целый день за компьютером скучно. А тут — что надо: и свежий воздух, и есть с кем пообщаться, и интересное занятие, — привела свой довод в пользу лета на СЮНе Настя Безуглова, и все с ней согласились.

А потом я попросила показать места, где любят фотографироваться на память об этой станции. Юля Горкун повела меня к олененку и фламинго, Настя Дубовец показала поросят, Настя Турбаба — дикобраза. Правда, ненастоящих: всех этих зверушек и пернатых мастерят здесь же, на занятиях творческого объединения «Природа и фантазия», превращая бросовый материал (в частности, пластиковые бутылки) в оригинальные вазоны, кашпо и  скульптуры, — словом, в элементы садово-паркового дизайна.