Сегодня мы продолжаем разговор о ситуации на речке Аксай и на ее берегу, начатый в статьях «Корабли закрыли проход рыбе по речке Аксай к местам нереста» и «Речку Аксай можно спасти»

Таких ржавых кораблей на реке Аксай сейчас много.
Напомним, что аксайчане, которые живут на прибрежной улице Лермонтова, в своем коллективном письме в редакцию жаловались прежде всего на обилие крупнотоннажных судов, находящихся в их небольшой речонке: одни корабли там находятся на ремонте, другие – на временном отстое. 

Кладбище кораблей

Как выяснилось, там находятся и давно заброшенные суда. В многочисленных ответах, которые получила редакция на первые публикации, об этих бесхозных судах, оценке их экологической опасности, способах возможной утилизации почему-то не вспомнил никто. 


Мы прошли на моторной лодке по реке Аксай. И обнаружили остовы этих барж, понтонов, а также заброшенных дебаркадеров. Они нашли на аксайской протоке свой последний причал, обросли мусором, заилились, проржавели. Кто и когда уберет отсюда ветхие суда – остается загадкой. По крайней мере, в редакцию такая информация до сих пор не поступала. Остаются в неведении на этот счет и представители аксайской общественности, с которыми мы осматривали берега. 

Дорога убога…

Это – «дорога жизни» для жителей улицы Лермонтова.
Это – «дорога жизни» для жителей улицы Лермонтова.

Другую проблемную тему – наличие убогой дороги на улице Лермонтова – жители обозначили, когда звонили в «Наше время» на телефон прямой линии. Машины пожарной охраны, скорой помощи, служб ЖКХ, ритуальных контор, заметим, и раньше не могли сюда заехать. Причем не только из-за разбитого покрытия. Улицу Лермонтова от «материкового» Аксая отделяет железная дорога. Когда модернизировали эту магистраль, резко уменьшили высоту тоннеля, и проезд под путями теперь доступен только для легковушек. А это – единственный путь на улицу Лермонтова. 

На днях было возгорание на замусоренном пустыре по эту сторону железной дороги. Хорошо еще, что огонь дальше не перекинулся, – пустырь примыкает к территории ООО «БОФ-РМ».

Пожарные смогли пробраться сюда, на Лермонтова, только пешком, с огнетушителями. 

– Недавно умер человек, тело пришлось на руках переносить на ту сторону железной дороги, подъехать катафалк не может, – негодуют обступившие нас люди.

Прижимаемся к обочине – со двора ООО «БОФ-РМ» выезжает большегрузная машина. Как она умудрилась заехать сюда? Явно не под железной дорогой. Едем следом за ней несколько километров по вдрызг разбитому проселку. Добрались до Большого Лога. Чтобы вскоре снова заехать в… Аксай. Теперь уже по асфальту. Он не идеальный, но после «стиральной доски» проселка показался нам чуть ли не евробаном. 

Пожарные, медики и ритуальщики этим объездным путем явно не пользуются. Он не входит в их «дорожную карту»…

Сейчас, когда речь заходит о доступной среде, имеют в виду прежде всего людей с ограниченными физическими возможностями. На улице Лермонтова и соседствующей с ней Набережной инвалидов мы, признаться, не видели, а вот с пожилыми жителями общались. Доступность среды и для них, и для молодых сильно ограничена. Физически – для всех… За ограничение свободного доступа граждан к реке ОАО «Судостроительный-судоремонтный завод «Мидель» и предпринимателя Виктора Денисова уже наказывали. А с кого спросить за ограниченный доступ «речных» людей в город и аварийно-спасательных служб к ним, на улицу Лермонтова?