Ростовчане за свой счет спасают старинные двери и окна исторических домов от уничтожения

В доме Мешковой жильцы своими руками отреставрировали дверь. Теперь она — как из музея!
После «эпидемии» капремонта, исказившей до неузнаваемости некоторые здания исторического центра донской столицы, его жители наконец осознали, в каких красивых домах они жили. И стали спасать то, что еще можно спасти.

– По сложившейся традиции составители смет, не обремененные эстетическим воспитанием, не учитывают, что за строение подлежит ремонту – историческое здание с богатым декором или панельная хрущевка на окраине. Архитектурные детали значения для них не имеют, – рассказывает руководитель общественного объединения «МойФасад» Роман БОЧАРНИКОВ. – Отсюда – постоянные замены оригинальных окон примитивными рамами из металлопластика, деревянных дверей – листами железа.

Общественники много общаются с жителями исторических домов, на которые обрушился капремонт. Объясняют, какую историческую и архитектурную ценность представляют фасады таких зданий. И, надо сказать, люди не остаются безучастными – в нескольких домах центра Ростова удалось отстоять оригинальные двери. И сохранили их жильцы за свой счет!

Все три дома, где это удалось, построены в 1880–1910 годах и представляют несомненную ценность для сохранения исторического облика Ростова. Два из них ранее числились в списках охраняемых памятников истории, культуры, архитектуры, но без объяснения причин были из них исключены.

Дом Мешковой, Московская, 38.
Дом Мешковой, Московская, 38.

В доме № 38 по улице Московской, ранее принадлежавшем ростовчанке М.И. Мешковой, подрядчик решил заменить оригинальную дверь листом металла стоимостью 30 тысяч рублей. Жильцы возмутились такой подмене, тем более что их мнения никто не спрашивал, хотя этого требует закон. Активисты организации «МойФасад» предложили подрядчику заменить один вид работ на другой – оставить старинные двери на месте, почистить их, укрепить и пропитать защитным составом. 

Но, как объяснили активистам в департаменте ЖКХ, заменить один вид работ на другой невозможно в рамках сумм, утвержденных в смете. Исключить – да, заменить – нет. Если составители смет знают, сколько стоит металлопластиковое окно, например, то понятия не имеют, во что обойдется ремонт оригинальной двери. Потому жильцам предложили привести деревянные двери в порядок за свой счет. Что они и сделали.

Среди жильцов дома № 38 по улице Московской нашелся человек золотые руки. Он аккуратно снял старую краску с дверных створок, зашпаклевал трещины, отполировал поверхность. Жильцы сами укрепили дверной проем и отцентровали створки. На двери укрепили старинную латунную ручку. «Как из музея», – ахнули жильцы.

Между тем если бы смета была составлена грамотно, то все эти виды работ должен был исполнить подрядчик! В нашем случае жители благодарили не рабочих, а активистов организации «МойФасад», которые помогли им сохранить оригинальные двери.

Дом Паршиных, Серафимовича, 23.
Дом Паршиных, Серафимовича, 23.

Такой же лист металла для замены деревянной двери был заготовлен подрядчиком при ремонте жилого дома семейства Паршиных на улице Серафимовича, 23. Если учесть, что ремонт этого дома оказался самым скандальным за весь прошлый сезон, то сохранить оригинальную дверь оказалось непросто.

– Нам удалось провести многосторонние переговоры – от подрядчика до департамента ЖКХ Ростова. Благодаря вмешательству Владимира Сакеллариуса старые двери спасли, – рассказал Роман Бочарников.

В доме приказчика Попова на Горького, 64 отстоять фасад от тотальной штукатурки и сохранить оригинальную дверь удалось благодаря поддержке мецената, пожелавшего остаться неизвестным.
В доме приказчика Попова на Горького, 64 отстоять фасад от тотальной штукатурки и сохранить оригинальную дверь удалось благодаря поддержке мецената, пожелавшего остаться неизвестным.

А когда общественники увидели, какому подрядчику достался доходный дом приказчика Г. Н. Попова на улице Горького, 64, то стало понятно: старинной двери не сдобровать.

Совместными усилиями общественности и одного из жителей дома удалось отстоять не только дверь, но и защитить фасад от тотальной штукатурки. Кстати, жилец-энтузиаст, пожелавший остаться неизвестным, расходы по расчистке и сохранению дверей взял на себя. Активисты «МойФасад» помогли найти добросовестных и квалифицированных исполнителей, которые и привели дверь в порядок: отшлифовали поверхность, отчистили ковку решетки, восстановили утраченные детали. Дверные полотна решили покрыть не краской, а защитной тонировкой. Под ней видна фактура древесины, что придает дверям особый шарм и передает дух старины.

Все три случая счастливого спасения оригинальных дверей – это исключение из правил. То, что должен делать подрядчик в рамках сметы, выполняют жильцы за свой счет. Парадоксально, но факт!

Это еще раз возвращает нас к проблеме составления смет на капремонт ростовских зданий. Выполняются они недобросовестно и малопрофессионально.

Быть может, стоит вообще оставить фасады исторического центра в покое, пока в Ростове не будут воспитаны квалифицированные кадры? Пусть подрядчики возьмутся за ремонт того, что внутри домов. И – не прикасаются к фасадам. Иначе, опомнившись, придем в ужас – где мы находимся? Неужели это – Ростов?!

Дом Сивожелезова. Пер. Братский, 84. Оригинальную дверь спасти не удалось.
Дом Сивожелезова. Пер. Братский, 84. Оригинальную дверь спасти не удалось. 

Дом Паршиных. Ул. Серафимовича, 23. Здание было изуродовано капремонтом до неузнавания.
Дом Паршиных. Ул. Серафимовича, 23. Здание было изуродовано капремонтом до неузнавания.




Читайте по теме:

«Срочно требуется меценат!»

«Политическая воля есть. Нужны реставраторы»

«Главное – освоить бюджет?»

«Как сдвинуть дело с «мокрой точки»?

«Ждем, когда случится беда?»

«Нашли, чтобы потерять?»

«Вскрытие покажет»

«Дал слово - держи»

«Победа «короеда»

«Когда Ростов избавят от баннеров?»

«Прощай, модерн?»